Счастье в большом городе — сделка между человеком и средой

Из бортового журнала S7 #01/2020.

Сегодня город не просто серое дополнение к реальности и декорация маршрута «дом — работа — дом», а средоточение новых возможностей и шансов стать чуть более счастливыми. И если место, где вы живете, вызывает такие чувства, скорее всего, оно на пути к состоянию, называемому Urban Health. Мы поговорили с экспертами-урбанистами из Института «Стрелка» о том, из каких слагаемых складывается понятие здорового города и почему сегодня речь о нем заходит все чаще.

Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» — негосударственное образовательное учреждение. Пройти междисциплинарную постдипломную пятимесячную программу здесь могут не только архитекторы, дизайнеры, социологи и экономисты, но и представители других профессий, на первый взгляд не связанных с урбанистикой.

Сделка между человеком и средой

Что такое «здоровый» город? Тот, где никто не болеет ОРВИ, где углеродный след равен нулю или где все поголовно занимаются спортом? Делая всеобъемлющий перевод этого термина на русский язык, можно не заметить как кончится лист А4, но в целом понятие Urban Health предполагает своего рода сделку между обитателями города и его физическими объектами и создание некоей взаимовыгодной экосистемы.

Имеется в виду двухстороняя поддержка: когда жители не вредят городу своими действиями, а городские пространства помогают жителям быть активнее и поддерживают их уровень счастья.

А «нездоровым» стоит считать город, в котором существует дисбаланс: совершая в нем какое-то действие, люди могут быть счастливы, но при этом вредят среде, или наоборот, среда может соответствовать всем параметрам устойчивого развития, но людям в ней некомфортно и грустно.

Важные городские инициативы

Aerostate. Россия и ряд других стран.

Сервис мониторинга воздуха направлен на сокращение уровня вредных веществ в атмосфере в городах по всему миру. Он анализирует его на основе спутниковых снимков, открытых данных об автомобильном трафике и промышленных выбросах и делает прогнозы качества воздуха на несколько дней вперед.

Smog Free Tower. Нидерланды, Польша, Корея, Китай.

Голландский дизайнер Даан Розегаарде собрал с помощью краудфандинга средства на постройку огромного фильтра для загрязненного воздуха. Он выполнен в виде алюминиевой башни и очищает до 30 кубометров в час.

Helthy Streets. Великобритания, Лондон.

В 2012 году в Лондоне была составлена карта дорожного шума. На ее основе для каждого участка были разработаны меры борьбы с проблемой: зеленые насаждения, звукопоглощающее дорожное полотно и более тихий общественный транспорт.

Plastic Whale. Нидерланды.

Во время лодочной прогулки по рекам и каналам Амстердама его жители и гости одновременно собирают мусор (а сами лодки сделаны из переработанного пластика, полученного во время таких туров). Проект ратует за очищение городской акватории, и за приобщение людей к экологичному мышлению.

Смена критериев

Николай Бояджиев — канадский архитектор, специалист по стратегическому дизайну и тьютор образовательной программы «Стрелки» — изучал архитектуру в Университете МакГилла в Монреале.

«Когда я был студентом, — вспоминает он, — мы оценивали качество зданий и качество среды по критериям, которые всегда включали в себя Urban Health, но это понятие никогда не ставилось во главу угла, скорее, было просто дополнительным маркером».

В последние десять лет все существенно поменялось. По данным Всемирной организации здравоохранения, более половины населения мира сегодня проживает в городах, а к 2050 году эта доля вырастет до двух третей. К тому же в разрезе тренда на устойчивое развитие здоровье человека стало одним из ключевых факторов, который нужно учитывать при планировании и постройке городских объектов.

Курс на антропоцентричность

Колонны и барельефы, статуи и мрамор — элементы традиционной архитектуры сейчас выглядят как застывшая музыка: красиво, но, в общем, бесполезно для самих людей. Сегодня урбанисты чаще применяют антропоцентричную модель планирования и строительства. И сама архитектура как дисциплина стала больше похожа на сценический дизайн, потому что в центре внимания — человек, а затем уже объекты, с которыми тот взаимодействует и которые помогают ему оставаться активным.

Жители города, в свою очередь, соприкасаются с его средой все чаще: катаются на велосипеде по набережным, проводят время в публичных пространствах, на фуд-кортах, посещают открытые лекции, причем город предлагает все эти возможности бесплатно — чтобы побегать в парке не нужно отдавать деньги за вход. А урбанисты и архитекторы, отражая желания людей, создают все больше подходящих площадок.

Одним из примеров такой тенденции, считает Бояджиев, является московский парк «Зарядье». На волне популярности парка Горького, который был главным место притяжения для жителей и гостей  столицы несколько лет назад, градостроители поместили в самый центр шумного мегаполиса островок природы, хотя на его месте, очевидно, могла бы вырасти еще одна стеклянная башня.

Технология как решение

Идея жить без технологий сегодня кажется несколько утопичной. Цифровой реализм беспощадно поглощает город, и результат его влияния — палка о двух концах: с одной стороны, быстрота передвижения благодаря Uber и иже сними, с другой — малая подвижность (зачем выходить на улицу, если есть сервис по доставке еды?).

Влияние технологий — больших данных, интернета вещей, искусственного интеллекта на физику города в самом широком смысле исследует концепция «гибридного урбанизма«. Например, благодаря мониторингу и сбору Big Data цифровая среда помогает производить очистку воды и экономить энергию.

Да, обитатели мегаполисов все глубже погружаются в цифровое пространство. Это, безусловно, оказывает воздействие на их ментальное и физическое здоровье, но в контексте Ubran Health технологии должны быть решением, а не проблемой. Многое зависит и от осознанности самих пользователей, ведь вместо такси можно выбрать городской велопрокат.

Если говорить о Москве, то следующими шагами, по идее, должны стать создание хорошей инфраструктуры для велосипедистов и уменьшение количества используемых автомобилей, что в теории может сократить пробки, но для этого горожанам нужно предложить весомую замену и аргументы в ее пользу.

Эмоциональный отклик

Соприкасаясь с Москвой или с другим мегаполисом, можно получить как положительный, так и отрицательный опыт. Существуют и незаметные, казалось бы, вещи вроде тротуаров, пешеходных зон, вкрапления скверов, наличию которых мы радуемся, только когда обнаруживаем, что в других местах (например, в Юго-Восточной Азии) их нет. И это дает позитивный эффект: город, словно живой организм, развернут нам, мы чувствуем его тепло.

Николай Бояджиев объездил многие российские города и регионы — Мурманск, Магадан, Омск, Оренбург, Белгород, — но считает, что с наиболее положительным опытом он соприкоснулся в Краснодаре. Его жители не только активно используют городское пространство, но и сами творят здоровую среду: организуют музыкальные фестивали, pop-up-гастромаркеты, соревнования по шахматам и другие мероприятия. «Создавать способы развлечь себя и находить способы использования города в креативном ключе тоже часть Urban Health. Заниматься одной экологией скучно», — рассуждает Бояджиев.

Представители разных профессий, объединившись, в состоянии делать жизнь в городе более счастливой и здоровой. Это касается не только отдельных людей, но и профессиональных сообществ: например, юристы могут создавать новые законы, регулирующие урбанистические практики, природо- и городопользование, а журналисты — повышать осведомленность людей о слагаемых Ubran Health. Словом, каждый может внести вклад в урбанистику, не будучи в ней специалистом, и это отличная отправная точка для будущего здорового города.

Проактивность и децентрализация

Какой он, идеальный город будущего, соответствующий всем принципам Urban Health? Во-первых, в нем самые интересные события доступны каждому (человека не должно терзать ощущение непричастности и того, что он не попал в число избранных счастливчиков, — это отрицательный опыт). Во-вторых, его жители чувствуют свободу не только использовать городские пространства, но и самим брать на себя инициативу, как это делают в том же Краснодаре. В-третьих, все дизайн-конструкции созданы по принципам устойчивого развития.

И четвертый из наиболее верных признаков здорового города — децентрализация. Точнее, комбинирование публичных и жилых пространств, создание новых инфраструктурных объектов и проведение мероприятий не только в сердце города (как это, увы, в основном происходит в Москве), но и в удаленных от него районах. Одна из задач, стоящих перед урбанистами, — создание «города без окраин», когда жители спальных районов не чувствуют себя отщепенцами.

В 2019 году два российских парка — Краснодар и Лебяжье (Казань) — получили премию Ubran Parks Awards.

«Год назад мэры стран — участниц европейского регионального бюро ВОЗ, куда входит и Россия, опубликовали манифест, который согласуется с повесткой ООН до 2030 года и заявляет, что развитие каждой городской отрасли в ближайшие годы будет влиять на безопасность и качество жизни. Особенно важными факторами для здоровья являются качество воздуха и качество воды, поскольку с ними связано то, как мы чувствуем себя ежедневно. В городах сильно загрязнен не только воздух, но и шумовой фон, поэтому с шумом начинают активно бороться уже на стадии проектирования зданий и пространств.

Еще один важный шаг в сторону Ubran Health — вторичная переработка отходов, которая сейчас становится направлением государственной политики. Сегодня внимание к личному здоровью возникает уже не только на уровне каждого отдельного человека, но и на уровне города, в связи с чем в России и по всему миру создаются инициативы разной направленности.»

Варвара Мельникова, директор Института «Стрелка»

Читайте также:

Полезное чтиво: Счастливый город. Как городское планирование меняет нашу жизнь

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован.